Здоровье

Икона гламура Мэрилин Монро: главная блондинка двадцатого века

“Столетник” | 17.08.2021


Платиновые локоны, томный взгляд с поволокой, черные стрелки, искусно подчеркивающие разрез чуточку раскосых глаз. Чувственные ярко-алые блестящие губы, удивительно гармонично и женственно сложенная фигура, походка, от которой мужчины сходили с ума – это ее внешность, заложницей которой навсегда стала душа актрисы – глубокая, сильная, трепетная и страдающая…

Мерилин М.jpg

(c) Pixabay

Пожалуй, самая большая драма в жизни актрисы – это несоответствие ее «внешней оболочки» внутреннему содержанию. Она жила в мучительном раздрае между необходимостью «торговать» внешностью» и быть самой собой - любящим весь мир человеком, немножко наивным и готовым к самопожертвованию. И это несоответствие было ее самой глубокой и мучительной тайной.

Она буквально умоляла журналиста, бравшего у нее последнее интервью, закончить его этой фразой:

«То, в чём действительно нуждается мир, это реальное чувство родства. Все: звёзды, рабочие, негры, евреи, арабы — мы все братья. Пожалуйста, не выставьте меня несерьёзной. Закончите интервью тем, во что я верю».

Тяжелое детство

Мэрилин Монро родилась 1 июня 1926 года в неполной семье (ее мать киномонтажница Глэдис Пёрл Бейкер рассталась со своим вторым мужем еще до того, как она забеременела. Мэрилин никогда не узнает, кто ее родной, биологический отец. Вообще-то, она еще и не Мэрилин – девочку назвали Норма Джин.

Мать была занята зарабатыванием на жизнь и не могла уделять внимания новорожденной. Поэтому очень скоро та оказалась во временной семье опекунов – Альберта и Иды Болендер в сельском городке Хоторн. В первое время Глэдис даже жила с ними, но добираться до работы из глуши, а потом еще отрабатывать длинные смены на монтаже после бессонных ночей было нереально трудно, и через полгода таких мучений она вернулась в Лос-Анджелес.

В семье Альберты и Иды Болендер были и другие приемные дети, их воспитывали в соответствии с принципами евангельского христианства, в любви друг к другу и к Богу. И, судя по всему, представления о том, что все люди – братья, Мэрилин Монро вынесла именно из этой семьи, и именно она стала для нее первым домом, первым местом, в котором любили и принимали ее… Болендеры воспитывали девочку как родную и хотели удочерить ее, но летом 1933 года родная мать Глэдис решила, что теперь в состоянии позаботиться о дочери сама. Она купила небольшой дом в Голливуде и забрала девочку к себе.

И, казалось бы, семилетняя Норма Джин наконец-то обрела родную мать и свой дом, но несколько месяцев спустя, в январе 1934 года, у Глэдис начали проявляться признаки психического расстройства, вскоре ей был поставлен диагноз — параноидальная шизофрения. Она была помещена в столичную государственную больницу, где и провела весь остаток своей жизни и редко контактировала с дочерью, для которой отныне закончилось счастливое детство.

Marilyn Monroe.jpg

(c) Pixabay

Скитание по семьям и другие «миры»

Норма Джин была обречена скитаться по временным приемным семьям и приютам. Позднее она вспоминала: «Мне не нравился мир вокруг меня, потому что он был немного мрачный. Но я любила играть дома, выстраивая свои собственные границы». Девочка создавала свои собственные «миры», в которых все было по ее «правилам», и она в них была счастлива. Позже она узнала, что эти «миры» на актерском языке называются «роли» и сценарии». И единственное, что ее могло сподвигнуть выйти из дома, это поход в кино. Некоторые ее приемные семьи только походом в кино и могли выманить домоседку из комнаты. В 1962 году Мэрилин Монро писала: «Мир на экране настолько большой, я была маленьким ребенком, находившимся в полном одиночестве. Так я влюбилась в кино».  

Биографы подробно восстановили, где, с кем и когда жила Норма Джин после того, как мать упекли в психушку. Это горькая история. Временная опекунша Грейс Мак-Ки, потом ее замужество, опять приют, безуспешные попытки удочерить красивую девочку с добрыми глазами, которым препятствовала родная мать, отказываясь подписать документы, находясь в психиатрической клинике. Сексуальное домогательство со стороны мужа опекунши, жизнь у родственницы опекунши - Анны Атчинсон Лоуэр (про этот кусочек жизни Мэрилин Монро позже вспоминала как о единственном спокойном периоде детства). В это время она уже училась в школе Эмерсон и при посредственной успеваемости увлеченно писала для школьной газеты.

В 1942 году Норме пришлось вернуться к Грейс, так как у Анны Атчинсон возникли проблемы со здоровьем. И Норма начала посещать школу в Вай-Найсе.

В возрасте 16 лет, еще во время обучения в школе, Норма Джин встретила взрослого парня Джеймса Догерти, и между ними завязался роман. Она выскочила замуж за Джеймса, бросила школу и поселилась у него дома. Спустя годы она заявляла, что брак с ним был довольно пресным, супруги мало разговаривали друг с другом. Через год после свадьбы Джейс нанялся в торговый флот, а сама Норма пошла работать на авиационный завод.

Счастливый случай

В 1945 году на завод приехал армейский фотограф Дэвид Коновер, который по указанию своего начальника Рональда Рейгана (да-да, того самого, которому предстоит стать президентом США) делал пропагандистские фотографии красивых женщин на военных заводах с целью воодушевления солдат США. Опытным взглядом профессионала Коновер сразу выделил «жемчужину», и после съемки на заводе предложил Норме Джин позировать за пять долларов в час, и она согласилась. Вскоре девушка оставила работу на заводе, чтобы начать карьеру модели, муж не одобрил ее новую («несерьезную») профессию. В 1945 году 19-летняя Норма Джин устроилась в агентство моделей «Blue Book» в Лос-Анджелесе. От популярности до славы оставался один крохотный шажок.

В начале звездного пути

В начале своей карьеры модели будущая Мэрилин Монро использовала имя Жанна Норман. И выглядела она совсем не так, какой мы увидели ее в кино. У девушки были вьющиеся от природы каштановые волосы, которые она для съемок специально выпрямляла. По совету стилиста она перекрасилась в платиновую блондинку, и это предопределило ее имидж до конца жизни.

Поскольку она была обладательницей соблазнительной фигуры, ее чаще задействовали в съемках рекламы нижнего белья, женской одежды и в мужских журналах. По заверению главы модельного агентства Эммелайна Снивели, девушка была одной из наиболее амбициозных и трудолюбивых моделей, к началу 1946 года её фото украшало уже 33 обложки разных журналов.

Под впечатлением от её успеха в качестве модели, Снивели заключил контракт на нее с актёрским агентством в июне 1946 года. Бен Лион, директор студии «20 Century Fox», подписал с ней стандартный шестимесячный контракт, только чтобы «красотка с обложек» не упорхнула к конкурентам. В актерский дар начинающей актрисы никто особо не верил. Тогда же вместе с Лионом Норма Джин выбрала псевдоним, который впоследствии запомнили миллионы людей на всем земном шаре. Отныне начинающая актриса стала Мэрилин Монро. А в сентябре 1946 года актриса развелась с Джеймсом Догерти, который был категорически против её карьеры.

Мерилин Мон.jpg

(c) Pixabay

Заложница имиджа сексапильной блондинки

В первые месяцы своего контракта Монро не получала ролей в кино, поэтому у неё было много свободного времени, которое она посвящала постижению актёрского мастерства, осваивала искусство вокала и танцев. Много «тусовалась» на студии, наблюдая за работой других актеров. И, конечно, «инвестировала» в свою внешнюю привлекательность, на которую, как она интуитивно догадалась, делали главную ставку продюсеры.

В феврале 1947 года Монро получила две первые роли в фильмах «Опасные годы» (1947) и «Скудда-у! Скудда-эй!» (1948). Студия записала её в актёрскую группу, проходившую обучение актёрскому мастерству, позднее она заявила: «Это мой первый опыт в том, что такое настоящая игра в реальной драме, может быть я смогу ей научиться».

Она хотела развиваться как драматическая актриса, играть серьезные роли, но стала заложницей своего имиджа сексапильной блондинки. И до конца своей жизни не могла от него освободиться. В ролях, которые ей доверяли, соблазняли ее, либо соблазняла она сама. В них не нужно было «работать душой», не случайно позднее Монро с горькой усмешкой написала: «Голливуд — это место, где тебе платят тысячу долларов за поцелуй и пятьдесят центов за твою душу».

После ее смерти критики назвали ее «одним из самых недооцененных людей двадцатого века».

Что делала Монро для поддержания своей красоты?

Актриса прекрасно понимала, что платиновых локонов и алых губ недостаточно для того, чтобы удерживать титул «секс-символа 50-х годов. И, несмотря на свою природную склонность к лени и сибаритству, а также неискоренимую привычку долго нежиться в постели, она работала над собой, поддерживая красоту фигуры.

Правда, и в этом Монро оказалась сама собой: она придумала собственную систему силовых тренировок для того, чтобы работать лишь с некоторыми мышцами: «Я прорабатываю лишь те мышцы, которые мне хочется держать в тонусе", — поделилась Мэрилин в одном из интервью в 1952 году.

Плавание, теннис и гольф актриса считала уделом мужчин и долгое время вообще не думала о необходимости упражнений. Но возросшие требования к внешности актрисы (что, кстати, было отражено и в ее контракте с киностудией) заставили ее пересмотреть свои взгляды и включить в свою жизнь регулярную силовую гимнастику.

Как сообщала актриса в одном из интервью, «теперь я занимаюсь каждое утро минимум 10 минут с легкими гантелями».

Каждое утро после того, как она чистила зубы, умывалась и приходила в себя после глубокого сна, актриса ложилась на пол рядом с кроватью и выполняла несложные упражнения для укрепления грудных мышц, которые состояли из поднятия пятифунтовых (2,26 кг) гирь прямо над головой.

"Я выполняю это упражнение 15 раз, медленно. Затем я завожу прямые руки за голову и снова поднимаю их в позицию над головой еще пятнадцать раз. Затем я поднимаю руки на 45 градусов от пола и делаю ими вращательные движения до тех пор, пока не устану окончательно. Я не веду счет, как те тренеры по радио, я не могу придерживаться строгого распорядка".

На пике своей карьеры (1954-59 годы) Мерилин Монро носила 42 размер одежды. При росте 166 см ее вес составлял 53 килограмма, а пропорции были близки к идеальным и даже превосходили их: вместо канонических модельных 90Х60Х90, объем груди Монро составлял 89 сантиметров, талии – 56, бедер – 89 сантиметров. Ее фигуру называли «идеальные песочные часы».

Монро.jpg

(c) Pixabay

Питание Мэрилин в детстве, когда она жила в приемных семьях и приютах, сложно было назвать правильным. Да и в голодной юности, в первом скоропалительном браке, денег едва хватало на дешевые гамбургеры. С тех пор Мерилин Монро их возненавидела, и поклялась, что, начав зарабатывать, больше не будет голодать и экономить на еде.

Подробно о своем питании восходящая звезда Голливуда впервые рассказала корреспонденту журнала Pageant в 1952 году. Мерилин Монро поделилась, что каждый день на завтрак она пьет смесь из теплого молока и двух разбитых в него сырых яиц (прообраз современного протеинового коктейля). В 50-х годах двадцатого века в Америке начался бум на витаминные добавки, и Монро начала принимать витамины и минералы дополнительно к протеиновому коктейлю, перед выходом из дома. Обед у Монро часто не вписывался в плотный график съемок, и она его пропускала. На ужин употребляла исключительно овощи и белки, причем мясо или рыбу она старалась употреблять в запеченном виде. Продукты Мэрилин Монро предпочитала фермерские. В начале карьеры она сама выбирала на рынке лучшие стейки, свежайшую печень или отборные овощи и фрукты. Позднее такие продукты ей доставляли с лучших рынков.

Единственные «вредности», перед которыми Монро не могла устоять, - карамельное мороженое и фужер дорогого шампанского. Причем со временем мороженого становилось все меньше, а шампанского – все больше. Даже утренние интервью репортерам она давала с бокалом шампанского в руках.

Пищевые «секретики» Мэрилин Монро

Понимая, что при большом количестве шампанского от кожи трудно требовать свежести, и избегая отеков век по утрам, Мэрилин обязательно включала в рацион продукты-диуретики, которые были призваны вывести лишнюю жидкость из организма. Поэтому на ее столе практически ежедневно присутствовала петрушка, сельдерей, артишоки. Актриса ограничивала себя в соли, задерживающей влагу в организме. Также она пила минеральную воду без газа или природной газации, заваривала крупнолистовой зеленый чай. Этими мерами она минимизировала вред, который приносила организму неумеренная любовь к шампанскому.

А еще помимо бриллиантов Мэрилин Монро считала овощи и белки «лучшими друзьями девушек». А вот жиров в ее структуре питания было очень мало.

И главный секрет жизни и смерти актрисы

История ее ухода из жизни многократно описана в мельчайших деталях, и мы не будем повторять то, что много раз написано: как домработница увидела полоску света из-под двери актрисы в 3 часа ночи (с 4 на 5 августа 1962 года), постучалась, не дождалась ответа, вышла в сад и заглянула в окно. И увидела распластанную вниз лицом на кровати актрису с телефонной трубкой в руках. Бутылочки с лекарствами стояли около кровати. Криминалисты, приехавшие на вызов, зафиксировали многократное превышение дозировки барбитуратов и других препаратов, которыми уже несколько лет лечилась по назначению врачей от депрессии Монро. Но случайной или намеренной была передозировка лекарствами, навсегда осталось тайной, которую великая актриса унесла с собой в могилу…

Текст: Татьяна Гольцман

0 комментариев 0
Загрузка комментариев...
Получайте последние новости!