Лана барсукова: «я не умею складировать про запас свои желания»

Психология Лана барсукова: «я не умею складировать про запас свои желания» “Столетник” | 18.01.2021
Светлана Юрьевна Барсукова — доктор социологических наук, профессор Высшей школы экономики, родилась в Краснодаре, училась и работала в Новосибирске, сейчас живет и работает в Москве. Счастливая жена и мама троих сыновей. А еще - автор около 200 научных статей и книг. Но в них не расскажешь о том, как люди бывают одиноки, как им иногда нужны и чудо, и случайность, чтобы найти вторую половину…

И стали появляться рассказы, которые читали друзья. А потом появилась серия «Простая непростая жизнь. Проза Ланы Барсуковой», в которой выпущено уже три книги: «Любовь анфас», «Счастливые неудачники» и новая книга «Сочини мою жизнь».

- Светлана, как-то прочла мнение, что абсолютно каждому человеку есть, о чем писать. Вы поддерживаете такую точку зрения? Каждый может стать писателем?

- Каждому человеку действительно есть, о чем написать книгу. Но не каждый может и должен это делать. Это все равно, что сказать, что каждый человек может запечатлеть в красках пейзаж. Да, все видят красоту природы. Но ведь не все способны стать Левитаном. Просто с живописью это очевидно, а мир слов кажется более простым и привычным. Отсюда соблазн: у меня была интересная жизнь, напишу-ка я про это. Увы, ловить чувства сачком слов – труднее, чем кажется. Тут даже образование мало помогает. По-настоящему хорошо, чтобы хоть парой строк перекинуться с вечностью - это уже не просто мастерство, а талант. Тут без высших сил не обходится.

IMG_9708.jpg

- Что развернуло вас в сторону литературного творчества?

- Дело в том, что я социолог. Значит, изучаю общество, пишу научные статьи и книги. За это мне платят деньги. За свою жизнь я взяла, наверное, сотни интервью с бизнесменами, политиками, политтехнологами, чиновниками, домохозяйками, мигрантами, беженцами. Со временем понимаешь, как многое пошло «в отвал». Ведь для научной статьи пригодилось только то, что строго относилось к предмету моего исследования. Я оказалась переполнена образами, которые просились на свободу. И второе обстоятельство – узость аудитории. Сколько человек прочитают мою научную статью? А ведь я ее писала не просто так, отрабатывая зарплату. Мне казалось, что я знаю что-то важное и ценное, что нужно знать людям о нашем обществе, о стране. И литература для меня – это выход моего профессионального знания на другую арену в другой форме. Да, не научная статья, а рассказ. Но знание живет в разных формах. Роман «Обломов» рассказал больше о катастрофе человека, который оказался обломком былого уклада, чем все социальные трактаты того времени. А пьесы Островского? Быт купечества, его стиль жизни зафиксированы там куда точнее, чем это сделали бы социологи, если бы они работали в то время. Словом, я развела эти линии довольно просто: как социолог пишу научные тексты и выступаю на телевидении как Светлана Барсукова, а художественные книги пишет Лана Барсукова. Две жизни – два имени.

- На сегодняшний день у вас вышли один сборник рассказов «Любовь анфас» и два романа, один из которых, «Сочини мою жизнь», не так давно увидел свет. Уже знаете, о чем будет ваша новая книга? Какая из трех книг вам самой ближе, если это возможно?

48525362.jpg

- Начну с последнего вопроса. Да, у меня есть любимое - «Счастливые неудачники». Это необычный роман. Он состоит из пяти новелл, каждую из которых можно читать отдельно. Пять судеб, мужчины и женщины простых профессий – фотограф, актриса, военный… Многие застали времена СССР. В конце концов их всех прибило к детскому клубу, где они ведут кружки. Но какие это судьбы! Я писала с любовью, с уважением к таким людям. Когда рукопись прочитали в издательстве, то сказали, что я написала книгу про неудачников. Честно говоря, я была потрясена. Потому что это книга про обычных людей. Моим героям порой тяжело, но они остаются порядочными людьми. И всех так или иначе ждет счастливый финал. Для меня это очень важно: показать, что жизнь мудрее всех нас. Она найдет способ восстановить справедливость и воздать должное. Поэтому книга и называется «Счастливые неудачники». Мне не стыдно ни за сточку в ней. А о чем будет следующая книга? Скоро выйдет сборник рассказов. Они все, конечно, смешные, потому что для меня юмор – неотъемлемое свойство хорошей литературы. И вместе с тем это трогательные рассказы. Ведь наша жизнь - довольно веселое хождение по мукам.

- Есть ли что-то, о чем вам хочется написать, но пока не написали?

- Пожалуй, нет. Я не умею складировать про запас свои желания. Когда появляется творческое жжение, я сажусь и пишу.

Неудачники.jpg

- Истории, на которых основаны сюжеты ваших книг, реальные или фантазийные?

- У меня простой принцип – сюжеты только придуманные. Хотя в жизни происходит такое, что только записывай. Иногда я сама себе кажусь шкафом, который набит чужими секретами. Но нельзя копаться там, выискивая сюжеты книг. Во-первых, это непорядочно по отношению к тем, кто доверяет свои секреты. Во-вторых, творчество – это разгул воображения, полет фантазии. Если я не придумываю, а лишь протоколирую чью-то жизнь, то лишаю себя главного удовольствия. И зачем тогда это все? Другое дело, что из жизни я беру типажи, манеры, речевую изюминку. Бывает так, что один жест дает толчок рассказу. Однажды в детском саду я увидела, как заплаканный малыш прощался с мамой. Он пытался послать ей воздушный поцелуй. Но выходило у него неумело, как-то нелепо, как будто он просто бьет себя по губам. Поцелуи не разлетались, а словно запихивались в рот. Это было так трогательно, что я подумала: нет ничего важнее, чем научить ребенка посылать поцелуи маме, миру вокруг. И из этого образа возник рассказ про женщину, которая мечтает о ребенке, но не может родить. От отчаяния она готова использовать суррогатную мать. И ей снится малыш, который не умеет посылать воздушный поцелуй. Этот сон подтолкнет ее отказаться от суррогатного материнства и усыновить ребенка. Который уже есть и который ждет, когда его научат посылать воздушные поцелуи. Этот рассказ «Дунькина радость» скоро выйдет в новом сборнике.

- Как ваша большая семья отреагировала на новое проявление вашей личности?

- Если бы вдруг, неожиданно я показала им книгу, то, наверное, была бы какая-то реакция. Но все происходило постепенно. Я писала какие-то маленькие сценки и вечерами заставляла мужа и детей послушать. Слушали и хвалили. Сейчас я понимаю, что это была любовь не к литературе, а ко мне. Но то, что меня хвалили – это было решающим условием продолжения этого ночного безумия. Это поддерживало меня. Ведь не было никаких гарантий, что меня опубликуют. Муж и сыновья читали все мои рукописи. Поэтому выход первой книги сопровождался их вздохом облегчения: «Ну наконец-то!» А вообще ничего не изменилось. По-прежнему вопрос, что будет на ужин и какой фильм мы посмотрим после ужина - для нас более актуален, чем, как вы изящно выразились, «новое проявление моей личности».

Беседовала Ирина ТРОИЦКАЯ.
0 комментариев 0
Загрузка комментариев...
Получайте последние новости!