Психология

Сказкотерапия: как она работает и чем помогает в реальной жизни

“Столетник” | 27.12.2021

Наш эксперт: Зинаида Анохина - клинический психолог и гештальт консультант.


- Зина, ты помнишь свои первые воспоминания о встрече со сказками? Какие возникали чувства, эмоции?

Моё знакомство со сказками произошло, как и у большинства людей, в далёком детстве. Помню, с каким приятным волнением я ждала свидания с новой сказкой, как хотелось узнать продолжение начатой истории, развернуть все подарки, которые приготовила книжка, как расстраивалась, если приходилось прощаться с героями. “Сказка на ночь» была для меня и ритуалом отхода ко сну, – повторяющимся, безопасным, и возможностью прожить разные чувства через идентификацию с главными героями. Она дарила мне опыт того особого контакта, который случается между взрослым-рассказчиком и ребенком-слушателем. Но об этом я узнала позже, во время обучения на факультете психологии.

Зинаида Анохина - клинический психолог и гештальт консультант Фотограф: Зинаида Анохина


- Сказки помогали лично тебе? Как именно?

- В моем детстве случился очень сложный развод родителей. Сам процесс и связанные с ним судебные разбирательства проходили непросто, я ощущала на себе последствия. Если образно описать это время, то я представляю поле с красивыми цветами и себя маленькую, – легкую, беззаботную, наивную. Я бегаю по лугу, срываю васильки и ромашки, плету венки… Внезапно появляется огромный трактор, который взъерошивает землю: теперь растения безжизненно лежат сверху, кругом рытвины. И я посреди всего этого, - уже не та, что раньше, с новым запутанным опытом. Рядом не оказалось психологов, которые сумели бы разделить со мной произошедшее, помочь назвать чувства, прожить их. Зато в сказочных историях было возможно почти всё! Через присоединение к их героям мне удавалось прожить сложные недетские чувства: злость - ведь в сказках антигерои получали по заслугам, сочувствие и нежность к положительным персонажам, признание, уважение. Сказка заканчивалась хорошо, это всегда давало силы и вселяло надежду на то, что на моем перепаханном поле снова распустятся нежные бутоны.

Зинаида Анохина - клинический психолог и гештальт консультант Фотограф: Катерина Белова


Волшебные предания являлись и окошком в другую реальность - можно было открыть его и выдохнуть, переключиться со сложного реального на сложное нереальное, которое заканчивалось благополучно. Из сказок я брала с собой пресловутый хеппи-энд.


- Логично подумать, что целевая аудитория сказкотерапии - дошкольники. Это так, или среди взрослых, обратившихся к психологу, данный метод тоже нашёл своё применение?

- В работе я стараюсь двигаться за своим интересом, поэтому сейчас меньше работаю с детьми и больше со взрослыми. Но, как утверждал основатель транзактного анализа Эрик Берн, каждый взрослый когда-то был ребёнком и сохранил внутри себя детскую часть – озорную, живую, игривую или стеснительную, обиженную, поставленную в угол. Сказка, или нарратив, позволяет соприкоснуться этой частью. В ней заключается огромная энергия, ведь именно в детстве мы самозабвенно мечтаем и верим в исполнение желаний. Сказка позволяет вспомнить и другие, менее приятные детские чувства (обиду, разочарование, страх) и прожить их иначе, под чутким контролем психолога. Это происходит, когда клиент сочиняет историю о своём детстве, вплетая туда события, которые повлияли на него. А ещё мне нравится спрашивать о любимом сказочном персонаже: такой герой – тот, с кем я могу идентифицироваться, чья история напоминает мою, чьи чувства я разделяю. Нередко судьба сказочного персонажа напоминает жизненный сценарий клиента: жертвующая своим голосом русалочка, трудолюбивая золушка или терпящая всё на свете Настенька из Морозко… К счастью, свои истории и жизненные сценарии можно переписать.

Зинаида Анохина - клинический психолог и гештальт консультант Фотограф: Зинаида Анохина


- Ты упомянула, что иногда клиенты сами сочиняют сказки в ходе сеансов. Можешь рассказать подробнее?

- В ходе работы мы можем опираться на уже созданные произведения фольклора, находя в них общее со своей жизнью, а можем и сочинить собственный рассказ, также проецируя личную историю. Во втором случае, помимо основного терапевтического эффекта от описания себя и жизни, переживаний и чувств, включается фантазия, воображение, - становится активным внутренний ребёнок. Мы вспоминаем, как это - быть любознательным фантазёром, придумываем новые миры, населяем их героями, фантазируем о том, что в реальности недоступно или кажется таковым. Это наполняет энтузиазмом, позволяет вспомнить, как “гореть” чем-то.

Важную роль играет логика развития сказки: в ней есть завязка, кульминация и развязка. В реальной жизни люди нередко застревают на каком-то из этих этапов: «топчутся» в самом начале пути, не рискуя продвинуться дальше, увязают где-то посередине и не могут пройти через точку наивысшего напряжения или не решаются завершить процесс, оставаясь там, где стало пресно. Сказкотерапия помогает увидеть это и мягко продвинуться в правильном направлении: сначала мы фантазируем, а затем постепенно претворяем задуманное в жизнь.

Зинаида Анохина - клинический психолог и гештальт консультант Фотограф: Сергей Анохин


- Получается, что терапевтическая сказка иногда иллюстрирует реальные возможности?

- Верно. К примеру, клиентка не замечает своих успехов, как бы «перепрыгивает» их. Мы сочиняем историю, где в одной деревеньке, в семье фермера из года в год пропадает урожай. Его сеяли, много трудились под палящим солнцем, а как появлялись первые колоски, после долгой ночи все исчезало. Наутро семью ждало голое поле, которое нужно вновь возделывать. Но однажды самому бойкому члену семьи это надоело, и он отправился к старой ведьме за помощью. Молодого человека ждало множество преград, но он смог их преодолеть. Ведьма на вопрос юноши ответила вот что: «Ваш урожай пропадает, потому что вы перестаёте его замечать». Она подарила зеркало, которое отражало всё, как есть, по-настоящему. Когда юноша вернулся в деревню, он взглянул на подарок и заметил там пропавший урожай за много-много лет, который следом появился и на поле. Немногим позже члены семьи увидели свои отражения и поняли, что кто-то не обделён талантом к рисованию, кто-то имеет прекрасный спортивный дух, а кто-то - весьма симпатичен.

Зинаида Анохина - клинический психолог и гештальт консультант

В процессе сказкотерапии клиентка обнаружила, как не присваивает себе результат, переходя к новому делу, и с помощью метафорических образов сама же себе помогла. Зеркало в данном случае - отражение успехов, сначала внешнее (когда другие замечают их и озвучивают), а затем ставшее внутренним опытом. Такая работа происходит очень мягко, а все психические защиты аккуратно обходятся, поскольку клиент говорит не от первого лица, а при помощи иносказания.

(Фрагмент приведён с согласия клиента)


-Бывает ли, что клиенты сообщают: “То, что я сейчас выдумываю - чистая фантазия, к моей жизни не имеет никакого отношения”?

- Да, порой это случается. Я думаю, что они имеют на это право. Так люди устанавливают безопасную дистанцию между собой и образом, что предоставляет им возможность более свободно творить. Если в истории, сочиненной клиентом, его герой с чем-то справится, откроет в себе нечто новое, я верю, что это может отразиться и на реальной жизни. Излишне активная борьба с сопротивлением только ещё больше усилит его.

Зинаида Анохина - клинический психолог и гештальт консультант Фотограф: Алиса Селезнёва


- Правильно ли я понимаю, что зачастую это своеобразный способ быть в “безопасности”?

- Да, потому как перемены, изменения, помимо восторга и желания ещё сопряжены с тревогой, мнимой или реальной утратой безопасности, печалью.


Текст: Екатерина Тимакина.
0 комментариев 3
Загрузка комментариев...
Получайте последние новости!