В зал, заполненный подростками, вошла женщина средних лет и направилась к трибуне. Она была стройна и очень хороша собой. Она еле уловимо хромала, но с такой грациозностью несла себя, что не заметить незнакомку и не восхититься ею было невозможно...

Расположившись у трибуны, женщина включила ноутбук и проектор и вывела на экран фотографию балерины - точеной красавицы в воздушной белой пачке, замершей в изящном арабеске на залитой светом софитов сцене.

«Здравствуйте. Меня зовут Алина Игоревна. Я рада видеть вас в вашем центре. Я всегда думала, что главное в жизни — это поиск счастья. И я с детского возраста знала, что для меня счастье - это быть балериной. Сколько я себя помнила, я всегда хотела примерить пуанты: с того самого момента, как в пятилетнем возрасте по телевизору увидела балет "Лебединое озеро". Я твердо знала свою цель и шла к ней, не сворачивая. Я была не лишена таланта, и педагоги обещали мне большое будущее. Они были уверены, что способности, помноженные на сильную волю и работоспособность, однозначно приведут к успеху.

Я отучилась и поступила в труппу балетного театра — до примы мне было еще далеко, но я трудилась изо всех сил и ждала свой шанс. Но нелепая случайность все изменила — травма поставила крест на моей балетной карьере. Я поняла, что никогда не стану прежней: вместо счастья в душе поселилось отчаяние, вместо надежды — обреченность, вместо дела всей моей жизни — пустота...

shutterstock_1158280102 (1).jpg

Я роптала, что моя идеальная жизнь превратилась в ничто, в вечную боль и страдание... И сейчас я стою перед вами, теми, кто знает, каково это — потерять опору под ногами. Я здесь, чтобы рассказать вам, где я нашла силы идти дальше... То изображение, что вы видите перед собой — это мой снимок двадцатилетней давности, когда я только начала танцевать в труппе».

Алина Игоревна взглядом искала глаза зрителей. Подростки, напротив, боялись взглянуть ей в глаза, предпочитая любоваться фотографией сказочно-прекрасной балерины в невесомой пачке.

«Ответьте мне на вопрос. Как вы думаете, какие чувства вызывает во мне этот снимок?».

По залу прокатился гул голосов. Зрители удивленно переглядывались, затем из разных концов зала зазвучали неуверенные предположения: «сожаление о потерянном счастье», «обида на судьбу», «горечь», «печаль», «злость из-за несправедливости случившегося». Слова из зала, которые поначалу было трудно расслышать, становились все более громкими и напористыми.

Новый взгляд на свое прошлое

Алина Игоревна дождалась, пока выскажутся все желающие, и продолжила: «Вы удивитесь, но я смотрю на эту фотографию и испытываю стыд». Оратор взглянула на притихших подростков, явно не ожидавших услышать подобные слова и, улыбнувшись, продолжила: «Я смотрю на себя, запечатленную на этом изображении, и вспоминаю, какой гордой, самовлюбленной и язвительной была. Как ни разу не помогла ни одной другой балерине труппы разучить сложное движение, как громко смеялась над их неудачами, как кичилась своей красотой и талантом. И да, теперь мне стыдно за свое прошлое. И тогда, почти двадцать лет тому назад, и сейчас - факты моей жизни одни и те же — перспективная молодая танцовщица получила травму и закончила карьеру, но история совсем иная - то, что было трагедией тогда, теперь я воспринимаю как удачу. Это позволило мне стать лучше, найти свою дорогу, чтобы помогать людям. Быть здесь.

cpt112-the-canadian-press-2.jpg

Мы — авторы наших собственных историй. Наша жизнь — это не просто череда событий. Мы можем редактировать, интерпретировать и переписывать сценарий нашей жизни. Я считала, что моя жизнь была идеальной, пока я танцевала, а теперь я вижу, что она была бесцельной. Я любила не танец, а себя в танце, я служила не искусству, а собственному эго.

История искупления

Психолог Дэн Макадамс называет это историей искупления, когда плохое замещается хорошим. Люди, переписывая свои истории, переписывают и жизни — через искупление, через развитие приходят к любви. Изменить сценарий своей жизни непросто, некоторым помогают психологи, но мы можем сделать это и сами, вдумчиво размышляя о событиях, оставшихся позади. Так мы осознаем, что изменило нас, что мы потеряли, что получили взамен.

Анна Игоревна продолжала говорить: «Изменить историю своей жизни мгновенно нельзя, это может занять года, может быть мучительно. Но, проработав над нашими болезненными воспоминаниями, мы можем открыть новые смыслы, которые были скрыты от нас. Мы можем обрести мудрость и истинный смысл в жизни, тот, ради чего стоит жить. Счастье приходит и уходит, но, когда происходит что-то плохое, смысл в жизни дает нам что-то, за что стоит держаться».

Женщина замолчала. Безмолвствовали и зрители. Все они были подростками, которых отправили на реабилитацию в этот центр после нервных срывов. Обычно озлобленные, безразличные, подавленные, сейчас они, не отрываясь, смотрели на снимок балерины - точеной красавицы в воздушной белой пачке, замершей в изящном арабеске на залитой светом софитов сцене, и по их щеками скатывались слезы.

Автор: Светлана ИВАНОВА.